Москва, Крестьянская площадь, 10
О храме

Знаменская церковь – небольшой уютный храм, расположенный у самых стен величественного Преображенского собора. История этой церкви – это история самой православной России, начиная с XVII столетия и заканчивая современностью. Когда-то на этом месте стоял гораздо более древний храм, возведенный тщанием первого государя из рода Романовых – царя Михаила Феодоровича. Посвящение храма не случайно: икона Знамения Богоматери была у Романовых семейной, наряду с Феодоровской. А место, на котором построена церковь, было особенно значимо для молодого царя. Здесь упокоились его дядья, Александр, Василий, Михаил и Иоанн Никитичи. Все они претерпели тяжелую опалу и ссылки в годы правления царя Бориса Годунова, которое пережил лишь один из них – Иоанн.

Особенно тяжкой была судьба Михаила Никитича Романова, скончавшегося (а по некоторым предположениям, убитого) в селе Ныробка, затерянном на самом севере Пермского края. Михаила Никитича держали в кандалах, которые весили около 3 пудов, в холодной и сырой земляной яме, практически не кормили. Добрый и благочестивый, в народной памяти он остался невинно убиенным страдальцем, страстотерпцем. К месту кончины Михаила Никитича стекались многочисленные богомольцы, которые с благоговением прикладывались к его цепям, чая исцелений. В правление государя Николая II поднимался вопрос о прославлении страстотерпца в лике святых, но помешала революция.

Церковь, возведенная царем Михаилом Феодоровичем, к 90-м годам XVIII столетия пришла в ветхость. Перестроить ее взялся граф Николай Петрович Шереметьев. Дело в том, что в под Знаменским храмом были погребены не только Романовы, но и представители других знатных родов России, среди которых были и предки графа. Николай Петрович поручил работу архитектору Елизвою Семеновичу Назарову – ученику и родственнику знаменитого Василия Ивановича Баженова. Исследователи предполагают, что к проекту храма приложил руку и сам Баженов.

Во всяком случае, архитектура Знаменской церкви свидетельствует, что ее создавал настоящий мастер своего дела. Здание, которое мы видим сегодня, является памятником стиля классицизм в его лучшем выражении. Золотистый цвет стен, стройные дорические колонны, широкий округлый купол... Храм двухэтажный: в подклете находится усыпальница, в верхнем этаже совершались богослужения. Наступил 1812 год. Захватившие Первопрестольную французы ворвались и в Новоспасскую обитель. В Знаменской церкви они устроили конюшню. Не пощадил обители и пожар, которым закончилось нашествие войск Наполеона на Москву. В 1813 году Знаменская церковь была вновь освящена. В 20-е годы XIX столетия ее ремонтировали. Роспись храма поручили известному в то время итальянскому художнику А. Клаудо.

Но настало новое лихолетье. После революции 1917 года Знаменской церкви оставался всего год. В 1918 ее закрыли. Сначала в храме устроили общежитие, затем – тюремный барак... В тридцатые годы под церковными сводами звучали звуки выстрелов: здесь казнили обреченных на смерть. После Великой Отечественной войны в Знаменском храме открыли вытрезвитель. Казалось, поруганию не будет конца... Но в 1967 году за святыню вступился маститый художник Павел Дмитриевич Корин. Он написал статью, которую опубликовал в газете «Комсомольская правда». В ней говорилось: «Я не могу расценить иначе, как надругательство над светлым гением Василия Баженова, тот факт, что в церкви Знамения, сооруженной им в Новоспасском монастыре (Крестьянская пл., 10), находится санпропускник и вытрезвитель». К словам мэтра живописи прислушались. Вытрезвитель был закрыт, храм начали, хоть и медленно, ремонтировать. Регулярных богослужений в Знаменском храме нет до сих пор.

В настоящее время ведется его реставрация и благоукрашение. Роль, которая отведена этой небольшой церкви в наши дни, поистине знаковая. Скоро сюда будет перенесен чудотворный образ Пресвятой Богородицы «Всецарица», к которому стекается множество страждущих от раковых заболеваний – «чумы» современности. Верим и надеемся, что место, освященное памятью страдальцев нескольких эпох, станет местом милости Божией...